ВНИМАНИЕ И ВОЛЯ

  • Внимание и жизнь.
  • Внимание и управление поведением.
  • Свойства внимания.
  • Внимание и порог восприятия.
  • Виды внимания.
  • Доминанта и внимание.
  • Внимание к внешнему и к внутреннему.
  • Внимание и ориентировка.
  • Внимание и доступность информации.
  • Установка и внимание.
  • Тренировка внимания.
  • Воля.
  • Направляющая функция воли.
  • Организующая функция воли.
  • Сдерживающая сила воли.
  • Воля и эмоции.
  • Воля и насилие.
  • Воля и ненасилие.
  • Об энергии воли.
  • Воля и тренировка.
  • Тренировка произвольного внимания.
  • Интроспекция.
  • Практическая мудрость.

Внимание и жизнь. Жизнь невозможна без управления процессами жизни и поведением. Управление предполагает внимание, то есть сосредоточенность и усилие, волю, без которых невозможны ориентировка в ситуации, принятие решений, вызывание и поддержка желательного поведения, его корректировка, устранение ненужных или вредных реакций, прекращение одного поведения и пуск другого. Когда мы рассматриваем умственные операции, то можно обнаружить, что значительная часть из них связана с управлением поведением вообще и умственным поведением в частности. Любая ситуация действует на нас огромным числом раздражителей. Этот поток сообщений должен быть переработан в соответствии с желаниями, потребностями и целями воспринимающего. Под вниманием следует понимать в этом случае действия, которые делают доступными для управления одни сообщения и недоступными другие. Голодный обращает внимание на одно, а влюбленный - на другое. А человек с ущемленным чувством достоинства становится внимательным, выражениям лиц и речам своих товарищей, на которые не обращает внимания человек собирающий, скажем, кубик Рубика.

Следовательно, наше внимание подчинено внутренним условиям личности. Но оно может быть вызвано необычными, странными обстоятельствами, например в аудитории появился субъект одетый подстриженный так, как будто он находится на сборище панков. Тот же эффект произведет громкий звук на фоне тихо журчащей речи профессора, читающего свою скучную лекцию. Эти обстоятельства будут влиять на управление сведением и восприятием каждого человека.

Внимание и управление поведением. Процесс управления может быть сознательным и автоматизированным, протекающим без участия сознания. В первом случае внимание может быть определено как сосредоточенность сознания на реализации той программы, которая берет управление на себя в данный момент. Элементы программы становятся объектом внимания. Во втором случае предполагается, что переход управления от одного пункта программы к другому происходит без участия сознательной воли, по привычке. При наличии привычки, усилие по управлению не заметны, а в случае сознательного управления выбор одной операции и отключение других предполагают повышение или снижение порогов этих операций, что предполагает усилие, привычка как раз и характеризуется тем, что исполнение действия не требует усилия внимания, так как действие протекает как бы само собой.

Если мы связываем понятие внимание с некоторым усилием, которое требуется для его сосредоточения, то приходится считать, что внимание и воля человека связаны. Любое произвольное внимание требует волевого усилия отказаться от некоторого объекта и сосредоточиться на другом, когда мы, например, хотели бы смотреть боевик в телевизоре, а сосредоточиваем внимание на тексте учебника по психологии.

Внимание - сосредоточенность сознания на объекте. Это психический процесс, концентрации, являющиеся условием осуществления действия. Оно может осуществляться в любом психическом процессе или поведении. Например, в действии восприятия внимание может рассматриваться умственная операция выделения фигуры из фона, в результате чего «фигура» становится предметом внимания. В этом случае акт внимания как раз и состоит в в приведении некоторого объекта в соответствие с уже имеющимся «гештальтом», целостным образом, который уже имеется у организма. Переключение внимания с этой точки зрения происходит как замена фигуры и фона, фон может стать фигурой и наоборот. Это с очевидностью можно продемонстрировать на так называемых двойственных фигурах, когда рисунок воспринимается или как ваза или как два профиля, обращенные друг к другу. В системе мнемического поведения внимание также может рассматриваться как избирательное отношение к прошлому опыту. Тот предмет, который мы воспроизводим в памяти, невольно становится объектом внимания.

В регуляции поведения в целом внимание может иметь предметом или цель, или программу исполнения или в случае препятствий внимание порождает ориентировочное поведение, в котором выделяет ключевые объекты среды, имеющие отношение к достижению цели.

В мотивации объектом внимания становятся те ожидаемые удовлетворения, которые могут быть достигнуты в результате достижения цели мотивируемого поведения. Например, в пищевом поведении внимание может быть сосредоточено на обажаемом пищевом объекте, хотя достижение цели предполагает распределение внимания и по элементам тех действий, исполнение которых ведет к достижению цели данного поведения.

Свойства внимания. Принято выделять следующие свойства внимания: объем внимания, который характеризуется по числу объектов, которые держатся в поле восприятия и действия, устойчивость, которая может оцениваться как длительность сохранения данного содержания внимания без переключения его на другие объекты, колебания внимания, которые возникают непроизвольно, сами собою, когда внимание к некоторому объекту ослабевает и усиливается, что проявляется в том, что в поле внимания попадают и покидают и другие объекты.

Внимание всегда распределено между различными объектами. Поскольку внимание обслуживает поведение, то активизация любых функциональных элементов, составляющих действие, координирование и динамическая согласованность их в процессе управления и регулирования действием требует сосредоточения внимания на цели, на ключевых стимулах ситуации, имеющих значения для управления действием, на плане и его реализации; внимание при это постоянно должно быть направлено на постоянное сличение плана с результатами действия на каждом этапе его осуществления.

Чем лучше отработано действие, то есть многие его элементы стали привычными, то возможности распределения внимания возрастают. Однако этот эффект кажущийся, так как части поведения, ставшие привычными не требуют того усилия внимания, которое нужно сосредоточить на непривычных, новых элементах поведения и восприятия. Можно полагать, что объем внимания для каждого человека является относительно постоянной величиной, но оно увеличивается за счет отработки умения распределять внимание и путем тренировки в исполнении определенного поведения. Внимание обеспечивает управление действием на уровне сознания. Операции же, в результате упражнения ставшие навыками, автоматизировавшиеся, регулируются без участия внимания.

Теперь обратим внимание на психические механизмы внимания. Было бы неверным представлять внимание, как это было распространено в психологической литературе, в виде некоторого луча прожектора сознания освещающего мрак бессознательного, делая отдельные элементы его сознательными. Этот образ вводит в заблуждение. На самом деле это происходит иначе, путем совершения актов управления перцептивным или иным действием.

Внимание и порог восприятия. Внимание, не «направляет» сознание на объект, а изменяет пороги восприятия определенного вида объектов, соответствующих или доминирующей потребности или сознательному решению.

Это может происходит потому, что функцией внимания является понижение порогов чувствительности реакций или действий, направленных на те стимулы ситуации, которые в прошлом опыте были связаны с ситуациями, в которых происходило решение задачи данного класса.

Если в прошлом данный запах был связан с пищевым удовлетворением, то вероятность того, что воспринимаемому в данный момент запаху, похожему на тот будет присвоено значение пищевого объекта, будет больше, чем любому иному. И с этого момента организм будет этот объект рассматривать как пищевой и соответственно будет делать то, что для этого надо делать согласно уже имеющейся программе, и в первую очередь снижать порог или «включать пусковой стимул» этого действия.

Нетрудно понять, что внимание для этого должно обеспечить две умственные операции: а) присвоение данной ситуации класса пищевых ситуаций и б) присвоение определенному объекту значение пищевого объекта. Это сделать без внимания невозможно. Как вы видите никакого «направления сознания на объект» не происходит. Нам только кажется, что происходит такое направление сознания. На поверку оказывается то, что внимание само в данном примере просто обслуживает потребность в пище, заботясь о направлении сознания. Если это происходит, то как следствие и не более. Если присмотреться к тому как это происходит, то мы находим, что именно благодаря координированному изменению порогов к восприятию различных объектов происходит ориентировка и осуществляется то, что мы знаем как направленность сознания на определенные объекты внешней и внутренней среды. Посмотрим на этот механизм еще раз.

Возбужденная пищевая потребность снижает пороги восприятия пищевых объектов и тем самым сосредоточивает сознание на пищевых ситуациях и объектах, ориентирует его на удовлетворение потребности. Внимание и воля синтезируют действие из готовых программ и восприятий в единое целое и уникальное, соответствующее ситуации действие. Сосредоточение внимания на ЦЕЛИ способствует понижению порогов чувствительности к перцептивным и инструментальным действиям и тем особенностям ситуации, которые необходимо учитывать для ее достижения. Сосредоточенность на цели также способствует исполнению порогов тех операций, которые вследствие этого включаются в план достижения данной цели. Таким образом автоматически происходит синтез программы достижения цели. Этого не может делать пока ни один компьютер. Для него составляет программу человек. Современные компьютера могут распознавать образы, но они не могут совершать акты внимания. С момента, когда это будет смоделировано, компьютеры станут сами синтезировать программы, что представляет для человека явную опасность, ибо компьютер перестанет быть просто инструментом.

Виды внимания. Различают непроизвольное и произвольное внимание. Первое вызывается преимущественно установкой, возбуждением потребностей и в особенности потребностью в ориентировке и неожиданными изменениями ситуации. Произвольное же внимание возбуждается целью, которая может быть сознательной и произвольной и даже не соответствовать той потребности, которую испытывает индивид в данный момент. Произвольное внимание и волевой акт идентичны. Воля как раз состоит в том, чтобы произвольно сосредоточить внимание на том, что соответствует волевому решению.

Иногда произвольное внимание называют волевым вниманием, поскольку оно связано с определенным усилием, направленным на сосредоточение внимания. Когда я должен выполнить долг, то могу на время забыть, что хочу есть. Программы пищевого поведения игнорируются моим вниманием, а цели связанные с исполнением долга становятся объектом произвольного внимания.

Доминанта и внимание. А. А. Ухтомский установил, что очаг возбуждения в коре головного мозга, названный им доминантой, обладает способностью привлекать к себе энергию любых иных возбуждении и раздражителей, даже не связанных с ситуацией. Доминанта «энергетизируется» за счет переноса энергий других раздражителей. Это способствует выживанию. Это касается и сенсорных процессов. Так, зрение становится более острым, если при этом возникают слабые звуки или лоб смочить холодной водой. В эмоциях принцип доминанты представлен еще более отчетливей. Гнев, например, вызванный препятствием, может усиливаться под влиянием возрастающего сопротивления. Эти часто объясняются усиление гнева под влиянием восприятия слабости и беспомощности жертвы, что ведет к развитию садизма, способствует превышению пределов необходимой обороны, когда уже повергнутый противник без нужды, а ради удовлетворения гнева добивается до смерти или полного искалечения. В развитии психосексуальной сферы принцип доминанты в сочетании с научением приводит в совершенно неожиданным результатам. Половая доминанта, накопленная либидинозная энергия полового влечения может получить разрядку в виде оргазма под влиянием любого сильного раздражителя, будь это испуг, гнев, боль, всплеск чувства вины, которые резко повышают энергетический потенциал половой нервной системы. Этот феномен может вследствие научения импринтингом, запечатлением, создавать странные комплексы, именуемые половыми извращениями. Шлепок по ягодицам, боль, дав разрядку, может способствовать развитию мазохистского комплекса у партнера. Восприятие боли и страдания другого человека может создать сильную вспышку возбуждения ведущего к половой разрядке в самой неподходящей ситуации, которая может впоследствии воспроизводиться в потребности воспроизведения в половой ситуации возможности видеть и воспринимать страдание партнера. Это стимулирует потребность в садистических актах, ведущих к садистическому наслаждению.

Процесс внимания, однако не может быть полностью описан понятием доминанты. Требуются поведенческие представления. Внимание охватывает все виды действий: перцептивные, моторные, умственные и мнемонические. Любое действие может быть организовано и осуществлено только с использованием внимания. Внимание - необходимое условие осуществления действия.

Понятие внимания исключает представление о том, что якобы в душе человека, в его памяти хранятся в готовом виде программы тех поведений, которые он умеет совершать. На самом деле хранятся не программы этих действий, а навыки психических механизмов внимания и не более.

Внимание к внешнему и к внутреннему. Любое существо имеет внешний и внутренний мир, функции которых в выживании различны. Неблагополучие во внутреннем мире, например, недостаток воды, возбуждая жажду ведет к внешнему поведению поиска воды, даже если во-вне нет изменений. И наоборот, изменения во внешнем мире, могут интерпретироваться как неблагоприятные и вести к изменениям во внутренней среде, например, при нападении мы выделяем в кровь сахар и адреналин, нужные для драки. Это происходит при участии внимания.

Уже известно, что внимание может быть направленным. Описанные выше обстоятельства говорят о том, что процесс внимания направлен в две стороны: в сторону внешней ситуации окружения, оно изменяет пороги чувствительности к некоторым ключевым объектам и создает направленность сознания во вне (осознается то, что оказывается в поле внимания). Тогда в результате ориентировочной активности вырабатывается решение, какого класса объекты могут быть условием решения проблемы.

Внимание может быть направлено и в сторону внутренней ситуации, вызывающей мнемонические действия воспоминания и актуализации соответствующих образов и планов. Внутреннее неблагополучие может происходить по разным причинам и организм должен в этом ориентироваться. Тогда возникает проблема оценки внутренней ситуации, и внимание устремляется в прошлое, в память организма и посредством мнемонических действий определяет, к какому классу должна быть отнесена внутренняя ситуация, возникшая в настоящем.

Сообщениям о состоянии внутренней среды становится объектом бессознательного внимания, которое включает те информационные операции, с помощью которых внутрення ситуация классифицируется в виде «ответа» на вопрос: к «компетенции» какой функциональной системы следует отнести данное состояние внутренней среды организма и что она должна сделать чтобы изменить нежелательное состояние среды к лучшему. Если в крови и лимфе «недостает воды», то организм должен решить какая функциональная система или системы должны быть приведены в состояние специфической активности. Обратим внимание на ретикулярную формацию и заметим, что она то как раз и является физиологической основой внимания и должна этим заниматься.

Активация восходящей ретикулярной формации, по мнению физиологов, позволяет установить ту функциональную систему, которая должна быть использована для восстановления гомеостаза, то есть решения проблемы, которая возникла во внутренней среде организма. Именно работа внутреннего внимания позволяет различить, голоден организм или ему недостает воды или ему нужно испражняться. Активация такого рода лежит в основе биологических потребностей, которые, возбуждаясь уже во вторую очередь стимулируют поведение и внимание организма, обращенное во внешнюю среду.

По мнению физиологов, обращение во вне, производит нисходящая ретикулярная формация. Физиологи нашли, что ее активизация способствует особой чувствительности организма к состоянию не внутренней а внешней среды. Кое что известно и о механизмах этой чувствительности к изменениям. Эта чувствительность образуется в результате быстрого привыкания особых нейронов к определенным конфигурациям раздражителей извне. Тогда в случае изменения этой конфигурации раздражителей, то есть отклонения от привычного, они немедленно возбуждаются. Такие нейроны были названы Джаспером «нейронами новизны», поведение которых и и обеспечивает непроизвольное внимание вызванное новизной ситуации. Эти нейроны - не специфические и реагируют на изменение любой модальности, будь это звук, запах или форма или цвет. Если эти нейроны работают хорошо, то организм, благодаря вниманию, которое возбуждается этими нейронами, имеет больше шансов на выживание в изменчивой и опасной среде.

Внимание и ориентировка. Первым актом внимания является активизация ориентировочного поведения. Оно способствует определению цели и выработке программы к ее достижению в данной ситуации. Физиологи уже не спорят о том, что в основе внимания лежит ориентировочный рефлекс. М. Н. Ливанов показал, что напряжение, вызванное ситуацией и появлением ориентировочного поведения, сопровождается появлением в лобных долях большого числа активизированных нейронов, точек активности, которые исчезают с решением задачи и прекращения ориентировки. Они также исчезают, если некоторое поведение стало привычным.

Однако это характеризует только один, ориентировочный аспект внимания. Внимание, как мы видели участвует не только в ориентировке, но и в регуляции поведения. Установлено, что с выработкой привычки ориентировочный рефлекс уменьшается, а потом исчезает вовсе. Вместо с исчезновением ориентировки уменьшается и степень осознания ситуации, в которой происходит действие. Поэтому привычка способствует уменьшению сознания, так как благодаря ей, потребность в осознании уменьшается, а потом исчезает вовсе. Американский психолог Титченср полагал, что все живые существа сознательны, лишь потом, приспосабливаясь к жизни, приобретая привычки, передавая их по наследству, организмы теряют необходимость иметь сознание, если их среда остается относительно постоянной и в ней мало новизны. Амебы, следовательно имели сознание, но они его утеряли, так как их среда весьма постоянна. Сознание - инструмент приспособления поведения к изменчивой среде, когда одних привычек и инстинктов недостаточно. Если же возникает новизна, препятствие к исполнению привычки, немедленно включается ориентировочный рефлекс и соответственно увеличивается уровень сознания и бодрствования. Следовательно, человек обладает сознанием именно благодаря тому, что он создал социальный мир, весьма изменчивый и выживание в нем без сознания невозможно. Однако часть его сознания исчезает вместе с привычками жить.

Следует обратить внимание на то, что привыкание носит избирательный характер. Если к некоторому объекту из данной ситуации произошло привыкание, то соответственно и уменьшается и исчезает восприятие данного объекта и его осознание. Такое избирательно устранение из сознания объектов реальности приводит к тому, что они полностью выпадают из поля внимания, чем искусно пользуются фокусники, привлекая внимание к одному движению., предварительно вызвав привыкание к другому, который перестает восприниматься и которое как раз и используется для осуществления фокуса.

Внимание и доступность информации. Внимание изменяет доступность информации, заключенной в памяти и стимулирует те мнемические действия, которые воспроизводят нужную для исполнения действия информацию. Большей частью этот процесс осуществляется бессознательно. Однако в некоторых случаях внимание сосредоточивается на сознательных поисках в памяти нужной для действия информации, при этом внимание направляет сознание не во вне, а внутрь.

От устойчивости, сосредоточенности и распределения внимания зависит успешность синтеза намерения и исполнения действия. Таким образом, внимание и мнемические действия составляют существенную компоненту любого действия, включаются в него как существенная операция на стадии формирования намерения.

Установка и внимание. Состояние готовности к исполнению определенного действия фокусирует внимание на всех психических условиях, обеспечивающих исполнения этого действия. Установка и намерение связаны тесно. Намерение - это подготовленная к исполнению программа, а установка - все что необходимо для исполнения этой программы. Наличие установки способствует автоматическому сосредоточению внимания и повышает эффективность исполнения действия. Однако установка может вводить и в заблуждение. Так если испытуемому каждый раз давать в руки шары разных размеров, то в определенный момент даже равные шары он будет воспринимать как разные по величине.

Установка на враждебное отношение окружения способствует тому, что человек обращает внимание на те сигналы и намеки в поведении другого, которые подтверждают враждебность, а на признаки, сигнализирующие о дружелюбии внимание не обращается. Такая установка человека называется паранойяльной установкой, связанное с ожиданием только зла. В случае заболевания шизофренией эта установка становится опасной, так как может быть всегда реализована. Установка создает привычные схемы сосредоточения внимания. В большинстве случаев это облегчает выживание, но может и вредить ему.

Тренировка внимания. Существуют различные системы тренировки внимания. Практика сосредоточения на объекте и стремление его удержать в полу внимания, несмотря на колебания является наиболее распространенной среди йогов, различных систем саморегуляции. В качестве объектов тренировки внимания могут быть внешние предметы, «нарисуй точку на стене и старайся смотреть и думать только о ней. Притом с помощью четок фиксируй каждый случай отклонения внимания».

Практика медитации тренирует внимание на умственных объектах и представлениях, связанных с определенными психическими состояниями. «Вспомни, когда вам было хорошо, не было проблем, Вам ничего не хотелось, никто вас не касался и вы никого не касались, представь в деталях эту ситуацию и сосредоточь внимание на ней.» В этом случае ожидается, что эти сосредоточения будут способствовать появлению мира и покоя.

Практика, которую мы рекомендуем может быть сформулирована кратко: Все, что ты делаешь, любой пустяк, нравится тебе это или не нравится, делай сосредоточенно и думай о том, что делаешь, не отвлекайся от дела. Делай одно дело, а не два. Лучше ничего не делать, чем делать с умом, блуждающим, представляющим последствия своего дела, думающим о награде или наказании за дело. Если устал, прекрати. Но делай или полностью сосредоточенно или вовсе не делай. Этот пустяк постепенно станет источником твоей тренированности внимания. Сосредоточенное деяние постепенно станет источником твоего блаженства. Важен акт полного сосредоточения внимания, а содержание внимания при этом не имеет значения. Поэтому лучше, чтобы это было вплетено в обыденную жизнь, а не составляло специальную тренировку, на которое нужно выделять время.

Воля. Представление о воле обычно связано со способностью к определенному усилию для достижения определенной цели. Это субъективная сторона воли или волевого усилия. Если же рассматривать волю с позиций поведенческого подхода, то ее можно рассматривать как способностью человека к управлению собственным поведением в самом широком смысле. Чтобы понять объективное проявление воли следует рассмотреть основные функции управления собственным поведением. Этих функций три: направляющая, организующая и сдерживающая.

Направляющая функция воли состоит в выборе целей поведения и принятии решения, что же делать в данной ситуации. В тех случаях, когда цели соответствуют доминирующей потребности и соответствующей мотивации поведения, то поведение управляется мотивом и потребностью, что само по себе не требует волевого регулирования. Человек, который хочет есть и намерен это делать не совершает волевого акта. Однако в ситуации, когда доминирующая потребность не соответствует задаче, определяемой или ситуацией, например, при наличии препятствий или заранее принятому решению, например, я должен отказаться от завтрака в пользу приобретения нужной мне книги, или отказаться от развлечений ради выполнения некоторого долга, например, готовиться к занятиям, то естественно возникающее поведение должно быть скорректировано и выбрано направление поведения в соответствии с сознанием долга или принятым решением. Такого рода волевое действие предполагает подавление одних импульсов и стимулирование иных. Направляющая функция включает в себя также и сдерживание и подавление мотивов и желаний, которые противоречат осуществлению выбранного поведения. Это предполагают волевое усилие, влияющее на доступность той информации, которая необходима и которая должна быть устранена. Выполнение долга может подавлять иные импульсы, которые или излишни или мешают выполнению действия. Осуществление направляющей функции предполагает также стимулирование и повышение мотивации желательного действия, соответствующего принятому решению, в противоположность подавляемому поведению.

Организующая функция воли. Она состоит в управлении вниманием и активизацией тех функциональных элементов действия, которые обеспечивают его выполнение. После того как выбрана цель осуществляет синтез программ. Это предполагает сосредоточение внимания именно на тех объектах среды, использование которых делает эффективным действие. Таким образом, волевое усилие будет направлено на ориентировку в среде и анализ условий выполнения действия. Оно также будет снижать пороги тех действий, которые должны будут синтезированы в программу волевого действия. Организующая функция воли проявляется в регулировании исполняемого действия в соответствии с особенностями ситуации и и фазами выполняемого действия. В любом поведении требуется усилие направленное на выполнение определенных фаз программы, сличения этого сегмента программы с выполняемым действием, сличение результата с целью и приложение усилия к продолжению действия до тех пор пока не будет получен нужный результат, запланированный ранее. Усилие в чистом виде может проявляться например, в случае, если подросток решил отжаться на полу определенное число раз или пробежать определенное расстояние. В иных действиях это усилие присутствует неявно, когда исполнитель сознательно побуждает себя проверить, правильно выполнено его действие, например, при пункции вены медсестра должна проверить действительно ли игла оказалась в вене, а не в мышце. Исполнение волевого действия предполагает противостояние помехам и импульсам, которые препятствуют или вносят дезорганизацию в желательное поведение человека. В некоторых случаях помехи побуждают изменить программу исполнения или правильней выполнить отдельную операцию, приведя ее в соответствие с планом и требованиям к качеству выполнения.

Сдерживающая сила воли. Простейший акт сдерживания мы наблюдаем в научении в ситуации с отрицательным подкреплением. Если действие сочетается с неприятностью, со страданием, то это действие сдерживается. Сигналом для сдерживания являются те раздражители, которые предшествовали исполнению действия. Например, если после вспышки света животное нажимает рычаг с намерением получить привычное вознаграждение, но вместо этого получает удар током, то при следующих повторения появляется импульс к сдерживанию наученного действия. Если же сдерживание становится привычным, то оно происходит автоматически, мотивация и действия вытесняются в бессознательное. Ситуации сдерживания для человека, обладающего сознанием может быть следствием прогнозирования отрицательных последствий выполнения определенного действия. Отрицательное подкрепление может быть в виде угрызений совести или чувства вины или стыда, что заставляет человека применять усилие к сдерживанию. Таким образом сила сдерживания определяется «совестливостью» или иными эмоциями, которые могут интепретироваться как ожидаемые следствия выполнения действия. Удовольствия от развлечений могут быть изрядно омрачены ожидаемыми неудачами и стыдом невыполненного учебного долга. Удовлетворение полового влечения может быть полностью подавлено ожидаемыми чувствами вины или стыда, а может быть и страха как следствий этого удовлетворения.

Если ожидаемое отрицательное подкрепление какого либо действия в данной ситуации по своей силе примерно равно или больше, чем получаемое удовлетворение, то повидимому не приходится вести речь о волевом усилии и волевой регуляции. Это подавление происходит автоматически, без сознательного усилия. В случае же сильного нарушения этого баланса в пользу потребности или влечения к запретному действию, то можно говорить о волевой регуляции поведения. Нетрудно заметить, что сила волевой регуляции зависит от мышления и воображения. Человек должен быть в состоянии отчетливо представить последствия выполнения запретного действия, что предполагает сознательное волевое воображение. Поведение психопата характеризуется как раз недостатком воображения и прогнозирования, когда сила мотивации запрещенного действия ломает все культурные сдерживания. Правильнее было бы говорить не о психо-патии, а о «воле-патии», то есть патологии воли, которая «хорошего» человека может сделать преступником.

Воля и эмоции. Эмоции обладают очень неудобной для общественной жизни способностью брать управление поведением на себя подчинять себе и мышление и сознание и энергию поведения. Отелло, охваченный ревностью оказывается «не в своем уме», ибо его поведением и мышлением управляет ревность. Аналогично обстоит дело с нами, когда мы испытываем эмоции: обиду, стыд вину, зависть или гнев. Это поведение не может квалифицироваться как волевое поведение, хотя при этом могут быть и усилия. Мы просто реализуем программу эмоции и все. Волевое начало наверное проявляется с момента, когда мы пытаемся регулировать свои эмоции, сдерживать их или давать определенное, приемлемое с для нашей личности направление реагирования. Считается проявлением силы воли сдерживание эмоций. При оценке силы воли человека мы предполагаем некоторый средний уровень эмоций и рассматриваем их как точку отсчета. Поэтому безвольного человека, у которого эмоции слабы, мы склонны считать волевым, так как oн легко их сдерживает, а психопата с сильными проявлениям эмоций, которые он не может сдержать и идет на поводу иногда считаем безвольным.

Известно, что наши асоциальные проявления гнева контролируются нашими просоциальными чувствами, жалостью, сочувствием, человечностью. Если же эти чувства не развиты, мы склонны считать человека причиняющего страдания многим людям, даже своим близким, обладателем железной воли. Моральная дефективность Гитлера или Сталина интерпретируется как железная воля, управляющая миллионами. На самом же деле миллионами управляет не железная воля, а разработанный социальный механизм государственного управления, в котором действует безличная социальная сила, а не сила воли правителя.

Эмоции иногда мешают достижению сознательно поставленной цели: страх за собственную жизнь побуждает к бегству солдата с поля боя, страх за близких делает нас беспомощными, когда заложниками оказываются любимые, жалость или своекорыстие могут побудить судью оправдать закоренелого преступника, или принять иное неправосудное решение. В каждом из этих случаев проявления воли приобретают своеобразный и контрастный характер. Не будем же мы считать волевым человека, который не пощадил близких, оказавшихся в лапах рэкетиров, дав волю своей ненависти к этим подонкам.

Сказанное позволяет рассматривать силу воли как сознательную и организованную силу, которая представляет собою равнодействующую огромного числа факторов: ситуационных, нравственных, духовных. Способность к саморегуляции поведения возрастает с выработкой умений контролировать свои потребности и эмоции. Саногенное мышление, ослабляющее эмоции за счет их осознания повышает способность волевой саморегуляции поведения, хотя уровень усилия, которое для этого применяет человек остается прежним или даже меньшим.

Воля и насилие. Способность человека насиловать самого себя ради какой либо цели, как правило, характеризуется как сила воли. На самом же деле это свидетельствует об узости сознания человека, который не владеет способами ненасильственного управления собственным поведением. Эта дефективность воли приводит к фанатизму и склонности к постоянному самопринуждению, чем, например, занимался по Рахметов, из романа Чернышевского, готовя себя к пыткам, которому его должны были бы подвергнуть власти как террориста и революционера. Насильственное управление собственным поведением предполагает не только само-наказание за невыполнение действия, но и отработку определенной концепции наказания, греха, вплоть до посмертного воздаяния. Большинство религий основаны на утонченном насилии над духом человека. Если в символ веры включается идея второго пришествия и наказания за грехи в данной жизни, то принцип насилия как средство управления паствой очевиден.

Воля и ненасилие. Нам известно, что существует ненасильственное управление поведением. Сознательная воля в большей степени проявляется в искусстве ненасильственного управления собственным поведением. Сознательная воля предполагает самопознание, в результате которого мысль активизирует мотивы и желания, способствующие исполнению поведения, которое желательно. К собственной работе можно относиться двояко, работа нравится и не требует принуждения и работа не нравится и требует принуждения к исполнению. Правильно думая о своей работе, которая сегодня может и не нравиться, акцентируя внимание на ее приятных компонентах, человек постепенно вырабатывает положительное отношение к ней и с момента, как она начинает нравиться уже не нуждается в самопринуждении. Искусство управления поведением других, когда управитель не прибегает к насилию, а умело возбуждает в людях нужные для дела желания и мотивации почти не нуждается в усилии. Незначительное усилие тратится лишь на осмысливание ситуаций и выбора правильного решения.

Об энергии воли. Слово «энергия» часто употребляется в сочетании со словом «психическая». Считается, что волевой человек обладает большой психической энергией. Что следует понимать под психической энергией?

Энергия определяется физиками как возможность выполнения определенной работы. Энергии нужно больше, если нужно сделать много работы. В работе эта энергия освобождается и рассеивается в среде. В психологии же аналогом работы является поведение. Именно в поведении освобождается энергия. Чем сложнее поведение, тем «тоньше» энергия, которая связана в готовности к данному поведению. Мы говорим о энергии химической, нервной, психической в зависимости от того, в какой функциональной системе эта энергия «связана» в каком поведении она «освобождается». Нервная энергия связана в клетках нейронов и освобождается в их работе, что можно измерить. Психическая энергия освобождается в работе наших эмоций, потребностей, в сдерживании, в управлении поведением. Можно говорить о тонких энергиях. Энергия, задействованная в мышцах более грубая, чем та которая освобождается в размышлении. Это различение кажущееся. Мы знаем, что при размышлении происходит подпороговые движения органов артикуляции, что дает нам возможность предполагать, что энергия мысли связана в мышцах и нервах органов артикуляции и дыхательных мышцах. Поэтому легко понять, почему Пифагор требовал от своих учеников длительного молчания, чтобы накопить энергию мысли. Тот кто много болтает, теряет способность мыслить, ибо его органы мысли истощаются энергетически.

Гнев требует много энергии, так как в гневе участвует биохимия и иммунной и эндокринной и кровеносной системы и системы мышц, которые готовятся к хорошей драке. Энергия гнева труднее поддается контролю, так как системы, в которых связывается эта энергия возникли давно, за их спиной миллионы лет эволюции, в которой мы выжили. То же можно сказать и с энергии страха, отвращения. Эмоция отвращения «высасывает» энергию из пищеварительной системы и из наших кишок, ослабляя их. Это нетрудно понять, так как основой отвращения является рвотный рефлекс, направленный на защиту организма от интоксикации. Расслабление мышц концентрирует энергию в нейронах спинного мозга, точнее в его основных узлах, что йоги заметили путем самонаблюдений. Если какая либо функциональная система пришла в состояние активности, то она вбирает в себя энергию из общего резервуара нервной системы. Если этой энергии мало, то неоткуда ее взять. Сказанное позволяет сделать вывод о том, какие факторы определяют энергию поведения.

Сила воли, то есть способность саморегуляции зависит также от запасов этой энергии в организме. Поэтому йоги заметили, что для усиления воли нужно заниматься дыхательной гимнастикой, которая через слизистые рта и легких заряжает нервную систему зарядами электричества которые несут на себе молекулы воздуха, которым мы дышим. Они установили, что коэффициент полезного действия при добывании энергии из воздуха больше, чем посредством питания, так как само пищеварение требует много энергии. А в дыхании она поступает в чистом виде и сразу же. Сосредоточение на вдохе изменяет разность потенциалов в слизистой и это способствует большему накоплению энергии. Поэтому произвольное сосредоточенное «умственное дыхание», пранаяма, более эффективно, ибо повышает разность потенциалов и сильнее притягивает заряды. Следовательно, искусстве тренировки воли оказывается связано с правильным дыханием. А в чем же тогда состоит тренировка собственно воли?

Однако в результате дыхания тренируется не воля, а просто накапливается неспецифическая энергия, которая может быть использована в волевом действии или в инстинктивном.

Полагают, что упражнение воли состоит в тренировке в самопринуждении, в преодолении трудностей. Посмотрим, так ли это? Нужно например, заставить себя делать зарядку или пробегать трусцой три километра каждый день. На самом же деле эта тренировка приводит к привыканию к этому занятию и с каждым разом происходит уменьшение усилий, нужных для зарядки и бега. Потом наступает момент, когда это начинает нравиться и потребность в сознательном усилии отпадает. На самом же деле это - не тренировка воли, а отработка привычки к данным видам поведения и не более. А привычка - нечто противоположное воле; она в воле не нуждается и ее игнорирует. Можно привести достаточно примеров подобных тренировок, принимаемых за отработку воли.

Тренировка произвольного внимания. Основным показателем психической энергии является выносливость внимания. Выносливость можно определять как раз в способности длительное время освобождать энергию в поведении. От умения правильно регулировать поведение зависит устойчивость внимания, так как в каждую единицу времени у опытного человека тратится энергии меньше, чем у неопытного. Искусство сосредоточенности является главным признаком силы воли. Поэтому тренировка внимания является и тренировкой воли. Ведь слабость как раз проявляется в том, что мы не можем сосредоточиться на нужном: внимание переключается, колеблется, и соответственно действие, которое управляется этим вниманием дезорганизуется.

Интроспекция. Контроль и управление своими эмоциями и побуждениями предполагает расширение сознания, то есть осознания и управление этими психическими силами, действующими на наше поведение. Благодаря практикам интроспекции эмоций в саногенном мышлении могут быть разложены на составные элементы и ослаблены наши желания и большинство социальных потребностей. Размышление над успехом или неудачей уменьшает страх и тревогу и тем самым повышает качество поведения. Поэтому тренировка воли неразрывно связана с расширением сознания.

Практическая мудрость. Когда Гераклита спросили, что такое мудрость, то он ответил: «Многознание не научает мудрости!». Позднее Сенека уточнил ответ сказав о том, что мудрый в отличие от глупца осознает последствия своих усилий и его результат. В страсти человек переоценивает цель. Мудрый осознает, что достигнутая цель меняет личный смысл поведения. Понимание этого делает волю более разумной и вмешательство страстей не сможет дезорганизовать поведение. Это понимание предотвращает превращение человека в биоробота, в орудие страсти, которое программирует поведение человека, подчиняет его сознание и мышление своей цели. Можно сказать, что предвидение и предвосхищение непосредственных и отдаленных результатов поведения характеризует, мудрую и сознательную волю.